Написать любой отрывок из любой сказки Пушкина на молодежном языке

В сени вышел царь-отец. Так велел-де царь Салтан. День.прошел – царица вопит… Здравствуй, князь ты мой прекрасный! У Гвидона погощу». Чудный остров навестить.

Бова, спасен Чернавкою (как в сказке). Дадон, услыша о его славе, посылает убить его своих витязей. Описание двора Дадонова и его витязей.

Часто, часто я беседовал С болтуном страны Эллинския И не смел осиплым голосом С Шапеленом и с Рифматовым Воспевать героев севера. За Мильтоном и Камоэнсом Опасался я без крил парить; Не дерзал в стихах бессмысленных Херувимов жарить пушками, С сатаною обитать в раю Иль святую богородицу Вместе славить с Афродитою. Не запомню, сколько лет спустя После рождества Спасителя, Царь Дадон со славой царствовал В Светомире, сильном городе. Ведь Бова уже не маленький, Не в отца своей головушкой, Нужды нет, что за решеткою, Он опасен моим замыслам. Что тут думать, — закричал герой, — Царь! Бова тебе не надобен, Ну, и к черту королевича! Ночь меж тем уже сгущалася, Царь Дадон в постелю царскую Вместе с милой лег супругою, С несравненной Милитрисою, Но спиной оборотился к ней: В эту ночь его величеству Не играть, а спать хотелося.

Из поэмы «Руслан и Людмила»

Все авторские права на тексты стихов и эллементы картинок png, принадлежат их авторам.

Там русский дух… там Русью пахнет! Свои мне сказки говорил.

Сказки Александра Сергеевича Пушкина знают и любят во многих странах. В этом конкурсе мы предлагает ребятам выбрать из общего числа сказок те, которые принадлежат перу А.С. Пушкина. Как мне быть? Ведь я невеста». Какой волшебным предметом владела мачеха царевны из «Сказки о мертвой царевне и о семи богатырях»? К кому обращался за помощью королевич Елисей во время поисков своей невесты?

Прижил сорок дочерей. Так, безделки, ничего. Сына им он даровал.

Езерский 1832-1833 Сюжет этого произведения (не имеющего в рукописи заглавия и названного редакторами по имени главного героя) неизвестен, так как никаких планов его не сохранилось. Но отождествлять эти два различных замысла нельзя: «Медный всадник» — законченная небольшая поэма, меньше пятисот стихов, а «Езерский» — крупное произведение. По-видимому, закончив в 1831 г. «Евгения Онегина», Пушкин предполагал написать второй «роман в стихах».

Трои медвежата по пять рублев». Медвежатушек в мешок поклал. Не качати, не баюкати. Зайка беленький, зайка серенький.

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ. ПОЙМАННЫЙ БЕС

Ах, отчего мне дивная природа Корреджио искусства не дала? Тогда б в число парнасского народа Лихая страсть меня не занесла. Нарисовал бы в нем я Кантемиру, Ее красы. и рад бы бросить лиру, От чистых муз навеки удалясь, Но Рубенсом на свет я не родился, Не рисовать, я рифмы плесть пустился. Мартынов пусть пленяет кистью нас, А я — я вновь взмостился на Парнас. Уж и луна мелькнула сквозь лесов. Ни жив, ни мертв сидит под образами Чернец, молясь обеими руками.

Быстрей орла, быстрее звука лир Прелестница летела, как зефир. Но наш Монах Эол пред ней казался, Без отдыха за новой Дафной гнался. Ручья, холмов и нимф не видит он; Уж фавнов нет, вспорхнул и Купидон, И нет следа красоточки прелестной. Из бедного седого простяка Панкратий вдруг в Невтоны претворился.

Но, лира! стой! — Далеко занесло Уже меня противу рясок рвенье; Бесить попов не наше ремесло. С копейками, с червонцами полез, Тот в Ватикан к брюхатым итальянцам Бургонского и макарони нес; Тот девкою с прелатом повалился, Тот молодцом к монашенкам пустился. Однако ж нет! Панкратий вдруг проснулся, И снова бес Монаха соблазнять, Чтоб усыпить, Боброва стал читать. Но поздно все, Филон, ее догнав, С ней на траву душистую валится, И пламенна, дрожащая рука Счастливого любовью пастуха Тебя за край тихонько поднимает. Но наш Монах о юбке рассуждал Не так, как я (я молод, не пострижен И счастием нимало не обижен).

СКАЗКА О ПОПЕ И О РАБОТНИКЕ ЕГО БАЛДЕ

Поп говорит Балде: «Ладно. А требуй, чтоб он ее исполнил точь-в-точь. Погоди, вышлю к тебе внука». Погоди, — говорит, — схожу за оброком». Вылез опять бесенок: «Что ты хлопочешь?

От нечего делать за неделю выучила почти больше половины сказки. У Пушкина стихи запоминаются легко, хотя не все точно, но сказка о Царе Салтане легкая, слова как музыка и смысл понятен.

Начало не написанной Пушкиным сказки на сюжет былины об Илье Муромце.

Здравствуй, барыня сударыня дворянка! Опять к рыбке старика посылает. Старичок к старухе воротился. Молвил: «Здравствуй, грозная царица! Поделом тебе, старый невежа!

Мотив подобной сказки Пушкин тогда же (в 1824-1826 гг.) ввел в «пролог» к «Руслану и Людмиле»: В темнице там царевна тужит, А бурый волк ей верно служит.

Конспективная запись Пушкина народной сказки на этот сюжет Царевна заблудилася в лесу. Находит дом пустой — убирает его. Двенадцать братьев приезжают. Мачеха ее приходит в лес под видом нищенки — собаки ходят на цепях и не подпускают ее. Она дарит царевне рубашку, которую та надев, умирает.

Показать ребенку репродукции картин по мотивам этой сказки: М. Врубель «Царевна-Лебедь», М.Самсонов «Тридцать три богатыря» или М.Врубель «Тридцать три богатыря».

А где найти мне такого Служителя не слишком дорогого?» Балда говорит: «Буду служить тебе славно, Усердно и очень исправно, В год за три щелка тебе по лбу, Есть же мне давай вареную полбу». Балдушка, погоди ты морщить море, Оброк сполна ты получишь вскоре. Глядь — а Балда братца гладит, Приговаривая: «Братец мой любимый, Устал, бедняжка! Вылез бесенок: «Полно, мужичок, Вышлем тебе весь оброк — Только слушай. Испугался бесенок да к деду, Рассказывать про Балдову победу, А Балда над морем опять шумит Да чертям веревкой грозит.

HE3АВЕРШEHHОЕ, ПЛАНЫ, ОТРЫВКИ, НАБРОСКИ

Планов этой поэмы не сохранилось. О своем «Juif errant» . В хижине еврея умирает дитя. Среди плача человек говорит матери: «Не плачь. Не смерть, жизнь ужасна.

Судя по этому отрывку плана, Пушкин думал, отказавшись от композиционных перестановок в сюжете, начать свою сказку с освобождения Бовы из темницы.

Сказки в русском народном духе Пушкин писал на протяжении почти всего своего творчества, с 1814 до 1834 г. Они резко разделяются на две группы: ранние (до 1825 г.) и поздние. Ранние сказки Пушкина, а также поэмы на сказочные сюжеты («Бова», «Царь Никита и сорок его дочерей») вовсе лишены подлинной народности, свойственной зрелому пушкинскому творчеству. Иногда, как в ранних сказках и поэмах Пушкина (или в «Бове» Радищева), народные образы привлекались для создания грубовато-эротических картин и сюжетов. Пушкин хорошо знал, что многие сказочные сюжеты или отдельные мотивы существуют в устном творчестве разных народов, переходят, видоизменяясь, от одного к другому.

От этого замысла сохранились наброски начальных стихов: Не для тайного совета, Не для битвы до рассвета, Не для встречи кунака, Не для свадебной потехи Ночью съехались адехи К сакле старика.

Зависть первой жены; война, царь на войне; царевна рожает сына, гонец etc. . Царь умирает бездетен. Царь объявляет войну. Царица узнает с башни. II Первоначальная редакция начала сказки Три девицы под окном Пряли поздно вечерком. Если б я была царица, — Говорит ее сестрица, — То сама на весь бы мир Заготовила б я пир». «Если б я была царица, — Третья молвила девица, — Я для батюшки царя Родила б богатыря». Пушкин пропускает в записи историю изгнания царевны с царевичем.

КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК

Эта сказка непристойного содержания была написана Пушкиным целиком.

С ними дядька Черномор. Вот что, князь, тебя смущает? В гости братцев поджидай». В царство славного Салтана». Князь опять: душа-де просит… Князь со страхом ждет ответа. Едет флот царя Салтана. Царь глядит — и узнает…

Жадный взор Он устремлял на путь далекой, Булатной шашкою сверкал И грозно в тишине глубокой Своей добычи ожидал. Товарищ верный, терпеливый, Питомец горных табунов, Стоял недвижно конь ретивый В тени древес, у берегов. Конь кипит, Черкес верхом, черкес летит. III Зачем, о юноша несчастный, Зачем на гибель ты спешишь? В косматых бурках, с чубуками Черкесы дружными толпами В дыму сидели вкруг огней. II Из черновой рукописи поэмы После стиха «Его закованные ноги. «: Пред ним затмилася природа. Родился он среди снегов, Но в нем пылал сокрытый пламень, В минуты счастья друг пиров, Во дни гоненья хладный камень.

II Предисловие Пушкина ко второму изданию поэмы Автору было двадцать лет от роду, когда кончил он Руслана и Людмилу. Зачем он рассказывает свою историю, и как может Руслан в таком несчастном положении с жадностию внимать рассказы (или по-русски рассказам) старца? Зачем Руслан присвистывает, отправляясь в путь? Показывает ли это огорченного человека? Зачем Фарлаф с своею трусостию поехал искать Людмилы? Там неизвестный пиит на образчик выставляет нам отрывок из поэмы своей Людмила и Руслан (не Еруслан ли?). Не знаю, что будет содержать целая поэма; но образчик хоть кого выведет из терпения. Другой (а может быть и тот же) увенчанный, первоклассный отечественный писатель приветствовал сей первый опыт молодого поэта следующим стихом: Мать дочери велит на эту сказку плюнуть.

1) Быть может, повторит она (муза. — С. Б.) Преданья грозного Кавказа; Расскажет повесть дальных стран, Мстислава древний поединок.

Пока сердито требуют журналы, Чтоб я воспел победы россиян И написал скорее мадригалы На бой или на бегство персиян, В ранней редакции за третьей строфой следовало: IV У нас война. Красавцы молодые! Видали ль в Персии Ширванский полк? Уж люди! мелочь, старички кривые, А в деле всяк из них, что в стаде волк. Все с ревом так и лезут в бой кровавый, Ширванский полк могу сравнить с октавой. Не лучше ли назад Скорей вести свою дружину рысью? Уж рифмами кой-как они бренчат — Кой-как уж до конца октаву эту Я дотяну. Как резвая покойница Жоко , Александрийский стих по всем составам Развинчен, гнется, прыгает легко — На диво всем парнасским костоправам — Они ворчат: уймется ль негодяй?

Гости в путь, а князь Гвидон 255 С берега душой печальной Провожает бег их дальный; Глядь — поверх текучих вод Лебедь белая плывет. Царь Салтан дивится чуду; 330 Молвит он: «Коль жив я буду, Чудный остров навещу, У Гвидона погощу». Царь Салтан гостей сажает За свой стол и вопрошает: 470 «Ой вы, гости-господа, Долго ль ездили? Да скажите ж: князь Гвидон 635 Шлёт-де свой царю поклон». 850 Гости в путь, а князь Гвидон Дома на сей раз остался И с женою не расстался. Тут уж царь не утерпел, Снарядить он флот велел. 920 А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой, Не хотят царя пустить Чудный остров навестить.

II Начнем ab ovo: мой Езерский Происходил от тех вождей, Чей дух воинственный и зверский Был древле ужасом морей. Одульф, его начальник рода, Вельми бе грозен воевода, Гласит Софийский хронограф. Но каюсь: новый Ходаковский . Люблю от бабушки московской Я слушать толки о родне, Об отдаленной старине. Езерский сам же твердо ведал, Что дед его, великий муж, Имел пятнадцать тысяч душ. Из них отцу его досталась Осьмая часть — и та сполна Была сперва заложена, Потом в ломбарде продавалась. XI Допросом музу беспокоя, С усмешкой скажет критик мой: «Куда завидного героя Избрали вы! Кто ваш герой?» — А что? Коллежский регистратор.

ОТРЫВОК ТЕКСТА Полюби меня, девица Нет Что же скажет вся станица?

Воротился царь-отец. Королевич Елисей. Братец будешь нам названый. Посмотри, как он хлопочет! Не печалься же, прощай». В том гробу твоя невеста».

Бова на море разбойничает — находит пилигрима, который отдает ему коня и 3 зелия — приезжает в царство Зензевея — оно разорено — едет к себе — убивает II Бова на престоле отца своего. III Осада — ночь на башне — бой; жених убит — невеста влюбляется, Бова проводит ночь у нее, открывает свою историю.

ПОЭМА О ГЕТЕРИСТАХ

Нисколько не заботясь о народности в содержании, языке, Пушкин, как было принято тогда, разрабатывал этот сюжет в веселом, легком, слегка эротическом духе, подражая Радищеву в его поэме «Бова». Пушкин не стал продолжать Бову, по-видимому, узнав, что поэг Батюшков собирается писать поэму на тот же сюжет . С болтуном, страны Эллинския — Гомером.

По-видимому, начало поэмы. Ситуация (грешник исповедуется ночью монаху) напоминает «Гяура» Байрона (позже не раз была использована Лермонтовым). Вадим 1822 Одна из попыток создать образ романтического героя на материале из русской истории.

Некоторый царь задумал жениться, но не нашел по своему нраву никого. Подслушал он однажды разговор трех сестер. То же опять. Тот же разговор у Султана. 30 юношей и с ними старик.

Царь весьма опечалился, но с тем же гонцом повелел дождаться приезда его для разрешения. Он идет к морю, море всколыхалося, и вышли 30 юношей и с ними старик. На третий вышли без старика, и царевич привел всех братьев своих к своей матери.

Предисловие к первому изданию «Полтавы» Полтавская битва есть одно из самых важных и самых счастливых происшествий царствования Петра Великого. Его упрекают в неосторожности, находят его поход на Украйну безрассудным. Конь бежит неутомимо — Он на север правит путь И не хочет отдохнуть Ни в деревне, ни в дубраве, Ни при быстрой переправе.

В степях зеленых Буджака, Где Прут, заветная река, Обходит русские владенья, При бедном устье ручейка Стоит безвестное селенье.

Гонец приезжает к его дружине, не застает его. Владимир в отчаянии.

ИЗ РАННИХ РЕДАКЦИИ

Конспективная запись Пушкина народной сказки на этот сюжет Поп поехал искать работника. Жена советует отослать Балду в лес к медведю, будто бы за коровой. Ах, дедушка! он не только что в охапку, а то между ног обнес лошадь вокруг». Новая выдумка: «Кто прежде обежит около моря?» — «Куда тебе со мной, бесенок?

Самое раннее и слабое из дошедших до нас произведений Пушкина.

Есть ли в нашей стране и в других странах мира человек, который не знает сказки Пушкина – произведения самого знаменитого русского писателя. Нам с детства знакомы, пять сказок великого поэта. Это не маленькие произведения и читать их не обязательно сразу полностью. Читайте сказки Пушкина по главам так, как их разделил сам поэт. Останавливайтесь на самых интересных моментах, чтобы поддерживать желание у ребёнка узнавать о том, что будет дальше.

Как бы это изъяснить, Чтоб совсем не рассердить Богомольной важной дуры, Слишком чопорной цензуры? В славной в Муромской земле, В Карачарове селе Жил-был дьяк с своей дьячихой, Под конец их жизни тихой Бог отраду им послал — Сына им он даровал. Вот на шахматную доску Рать солдатиков из воску Он расставил в стройный ряд. Грозно куколки сидят, Подбоченясь на лошадках, В коленкоровых перчатках, В оперенных шишачках, С палашами на плечах.

Царствуй, лежа на боку!» И соседи присмирели, Воевать уже не смели: Таковой им царь Дадон Дал отпор со всех сторон! Вот однажды царь Дадон Страшным шумом пробужден: «Царь ты наш! отец народа! Царь завыл: «Ох дети, дети! Горе мне! попались в сети Оба наши сокола! Полно, знаешь ли кто я? Попроси ты от меня Хоть казну, хоть чин боярской, Хоть коня с конюшни царской, Хоть пол-царства моего».

Стало на сердце попа веселее. У моря бесёнка находит. Да чертям верёвкой грозит. Приподнял кобылу, два шага шагнул.

Долго не знали в Европе происхождения цыганов; считали их выходцами из Египта — доныне в некоторых землях и называют их египтянами. Впрочем, они так же дики, так же любят музыку и занимаются теми же грубыми ремеслами.

Перед ним вавилонская башня. На самой на верхней на макушке Сидит его старая старуха.

Пушкин в одном письме. О медведихе») осталась незаконченной. Пушкина были приняты народом.

Упрямый вал, Как бы проситель беспокойный, Плескал в гранит ограды стройной Ее широких берегов. Порой сей поздней и печальной В том доме, где стоял и я, Неся огарок свечки сальной, В конурку пятого жилья Вошел один чиновник бедный, Задумчивый, худой и бледный. Дядя сей. Но от мещанской родословной Я вас избавлю — и займусь Моею повестью любовной, Покамест вновь не занесусь.

Отрывок из сказки пушкина о царе салтане

И раздается в тишине То тяжкий вздох, то шепот важный, И мрачно дремлет в вышине Старинный свод, глухой и влажный. Монах Несчастный — полно, перестань, Ужасна исповедь злодея!

Государь! проснись! Шум утих, и царь забылся. Нет Дадону донесенья. Разочтемся наконец. Хоть пол-царства моего».

Не посмел я взять с нее выкуп; Так пустил ее в синее море». Старика старуха забранила: «Дурачина ты, простофиля! Не умел ты взять выкупа с рыбки! Хоть бы взял ты с нее корыто, Наше-то совсем раскололось». Выпросил, простофиля, избу! Воротись, поклонися рыбке: Не хочу быть черной крестьянкой, Хочу быть столбовою дворянкой». Что ж он видит? Высокий терем. На крыльце стоит его старуха В дорогой собольей душегрейке, Парчовая на маковке кичка, Жемчуги огрузили шею, На руках золотые перстни, На ногах красные сапожки.

Сенатор обмер: «Боже мой! Сюда, Ванюша!

После стиха «Не спится графу — бес не дремлет. Герой слегка Жмет ручку медную замка После стиха «Не гладит стриженых кудрей»: К хозяйке как ему явиться, Не покраснев? Что скажет ей? Не лучше ль, мыслит, в путь пуститься?

В еврейской хижине лампада В одном углу бледна горит, Перед лампадою старик Читает библию. Седые На книгу падают власы. Над колыбелию пустой Еврейка плачет молодая.

Как весенней теплою порою Из-под утренней белой зорюшки, Что из лесу, из лесу из дремучего Выходила медведиха Со милыми детушками медвежатами Погулять, посмотреть, себя показать. Уж как мне с тобой, моей боярыней, Веселой игры не игрывати, Милых детушек не родити, Медвежатушек не качати, Не качати, не баюкати. Прибегал туто волк дворянин, У него-то зубы закусливые, У него-то глаза завистливые.

Отрывок из сказки пушкина о царе салтане

Свод неба мраком обложился; В волнах варяжских лунный луч, Сверкая меж вечерних туч, Столпом неровным отразился. Меж тем, рукой неторопливой Другой ветрило опустив, Свой челн к утесу пригоняет, К подошвам двух союзных ив Узлом надежным укрепляет И входит медленной стопой На берег дикий и крутой. Проходит ночь, огонь погас, Остыл и пепел; вод пучина Белеет; близок утра час; Нисходит сон на славянина.

Поют латынскую обедню. Сидит его старая старуха.

И, над тесниной торжествуя, Как муж на страже, в тишине Стоит, белеясь, Ветилуя В недостижимой вышине.

Поп поехал искать работника.

В тренде: